Евгений Стычкин: “”Вы не должны говорить лишних комплиментов”

Актер — союз с Ольга Сутулова, родителей, и борется

Евгений Стычкин, убедитесь в том, что: “вся наша жизнь — игра”. Потому что и к себе, и то, что он делает оттенком иронии. Не гонится за популярностью, двадцать лет исчезнуть со сцены, кино и телевидения. Его имя стало брендом, гарантией качества и то, что вы видите всегда разный, в отличие от Вчера. Кажется, что он сам состоит из контрастов, противоречий. Он взрослый, и популярный мальчик в то же время, хотя у него было четверо детей, а старшая дочь двадцати лет.

Евгений вырос в старой Московской интеллигентной семье, где по женской линии отдал себя для балета и Большого театра: бабушка Александра Цабель, мать Ксения Рябинкина и тетя Прима-балерина Елена Рябинкина. И отец, Алексей Стычкин, было известно переводчикам, которые работали много лет в ООН, а затем государству. Поэтому, Евгений сразу почувствовал себя мальчиком из хорошей семьи, то, что трудно объяснить словами, и что не могут быть извлечены, но может только поглощать. Несколько лет назад актер женился на актриса Ольга Сутулова и попал ей в лицо, и еще один друг и советник, и Справедливая критика. О вашем счастье, говорят, небольшой, тихий и нежно — защищает от посторонних.

— Женя, большинство актеров, которые говорят, что пошли в актерскую профессию, чтобы избавиться от застенчивости. Почему ты?

— Я в первую очередь, это все баловство. Я думал, не действовать, просто пошел по пути наименьшего сопротивления. Во ВГИК я поступил так же. И в конце первого курса с любого прослушивания, кажется, в Судак. Для удовольствия. И это было ужасно. Все они были какие-то жалкие невозможно, я даже не слушал. Я помню, как плата два опытных театральный педагог говорил о шинах, независимо от того, были ли они приобретены летом, или продается. В девяностые шины были серьезной проблемой. Я был довольно заносчивый да, уже учился в другой школе, и не боялся, что меня не возьмут. Но их поведение раздражает. Заявитель впервые начал читать его сразу вспыхнули. Хотя я думал, что произведет неизгладимое впечатление. (Смеется.) В один прекрасный момент я не выдержал и сказал: “я не позволю вмешиваться с интернет-шину?”, и они сказали: “нет, нет, мы наслушались, спасибо, садитесь.

— Наглость фильма появилась?

Нет, конечно, я так в первую очередь. Это качество во мне, наверное от удачи с безнаказанностью в семье, во дворе, в школе. Казалось, что все получится. И когда вы не уверены в этом, просто делай то, что хочешь. Чего тут бояться?Дочь Александра с портретом ребенка папы – если вы хотите записать показать showstate: личный архив Евгений Стычкин

— Вести на суде, особенно в девяностые, вы должны быть сильными. Это, в общем, и конфликты и драки. Ты сделал что-нибудь в спорте?

Мы боролись, и спорт был другой. Ничего не боится. На самом деле, я всегда думал, что жизнь такая прекрасная игра. Мы не боимся, когда играют в шахматы. Но фермы у нас было то же здание Большого театра. Но в эти годы не было никаких причин, чтобы пойти и как получить по голове. Достаточно посетить Колобовском переулках. Произошло все возможные ситуации. Подстроиться жизни было невозможно. И почему?!

— Вы не из семьи артистов балета. И про балет как профессия, что никогда не было?

Никогда. Единственный раз, когда я коснулся мяча в спектакле “а Чой-решка вы в?” в “школе современной пьесы”. Там я танцевала более или менее классического Адажио, и пришел в театр, был балет мамы подруга умирает от смеха. И поскольку я знаю их с детства, я смог определить их голоса в разгар смеха от аудитории и очень счастливы.

— Я знаю, что два года назад вышла книга с воспоминаниями о бабушке…

— Да, моя бабушка была дочерью царского генерала, он пережил революцию, НЭП, война. Я нашел эти воспоминания, и подумал, что мне следует опубликовать в основном для детей. Для того, чтобы спасти ее воспоминания и семейную историю. Мы практически ничего не знаем о себе. Мой близкий друг, теперь тратить много времени в обществе “Мемориал”, который находится в нашем подъезде. Это невероятно интересные лекции и круглые столы, но самое главное — вы поймете, что даже в нашей не щедра на информацию и варварской по отношению к своей истории, стране каждый человек имеет Конституционное право и возможность выйти на улицу и посмотреть в государственных архивах. Но это очень тяжелый труд. Немногие люди готовы и есть силы и время. В дополнение к книге бабушки, у меня всю родословную, я могу поколений на семь довольно точно отследить, что случилось с моими предками.

— Вы сказали, что книги не дошли до читателей. Есть прогресс в этом?

— Нет, пока нет. Определенное количество копий мне отдали, но не перед большой книжный магазин и не пришел. Бизнесмен, я не. Но я так крепко и так занят своей профессией, что я не пропустить что-то еще. Я влюблена в свою профессию.

— Это заметно. Кстати, у вас в последние годы роль из самых интересных злодеев. Почему?

— Я думаю, что кастинг-директора, Режиссеры, Продюсеры, как и все мы подвержены стереотипам. Так что если кому-то понравилась роль героя-любовника, он все время им предлагают. Я только должен был играть злодея, предложен еще семь. Поэтому иногда можно согласится сделать бесплатно на картинку, чтобы играть то, что вы никогда этого не делали. Исключительно для того, чтобы увидеть тебя в другом качестве.Евгения с сыновьями, Алексей и Лев, и голливудский актер Дэнни Trichopoda: личный архив Евгений Стычкин

— Пон, в “фарс” — невероятно изысканный и яркий образ. Хотя обаятельная, талантливая и абсолютно ужасно… Вам так или иначе оправдать его?

— Он, конечно, гад, он закончил. (Смеется.) Но когда мы оправдываем свой характер, это не значит, что мы считаем его хорошим. Мы просто пытаемся понять мотивы его действий. Понт, в дополнение к тому, бандит, и еще работаем вместе с правительством, это такой абсолютный подлец, пробы ставить некуда. Играть было очень интересно. Хороший сценарий, и он должен быть расположен на месте режиссера Егора Баранова-это удовольствие! Кроме того, шестидесятые — время, в течение которого приятно держать, это время молодости моих родителей.

— Персонаж “изменить” вы сладкий?

“Измена” все было очень просто. Я впервые познакомился с творчеством Вадима Перельмана, видел несколько его фильмов. Когда я и мечтать не мог, что удалю его, а затем встречался с ним небольшую работу в Киеве. Мы так или иначе очень дружелюбны, и когда я получил предложение от Вадима, я была готова согласиться, не читая сценарий. Но я читал его, и это было замечательно, точные диалоги. И мой герой-обыкновенный, современный человек, эгоистично, по-детски, несчастная, не зная, ни что такое любовь или в чем смысл жизни, запуталась и не готов это признать. Как и большинство из нас.

— Я думаю, что твой герой может найти общий язык с женой, если у них было одинаковое чувство юмора. Это очень важно для вас, чтобы женщина, которая находится рядом с тобой? На мой взгляд, у Оли потрясающая, тонкая, и даже несколько мужским чувством юмора.

— Да! В общем, люди без чувства юмора вызывают у меня некоторые опасения. Ведь восемь из десяти словах скажу, легкомысленны, полны иронии по отношению к тому, что мы делаем, и в целом Вселенной. И если человек, который все время на полном серьезе сказал мне, что я нарушил отношения. Будут помехи.

— После встречи с Ольгой, и вы сразу поймете, что такое контакт?

— Нет, не так. Это было немного сложнее. (Улыбается.)

— А что это у тебя критика друг друга?

— Я с энтузиазмом и Ольги точны. Я пою ей дифирамбы, и она просто, без прикрас рассказывает, что он видел, чувствовал, и дает некоторые советы.

Даже после премьеры? Все мы хотим слышать что-то хорошее…

— Вы никогда не знаете, кто вы будете. Тетя Лена, в прошлом великолепный, сказочный балерина, всегда говорит: “Я хочу — хочу, pereterpet”. Я вырос в семье артистов балета: бабушка, мама, тетя всю жизнь проработала в Большом театре. И эта профессия гораздо более жесткий, чем наш. Я узнал, что никто не идет вокруг высказывания ненужные комплименты. В присутствии любви, внимания, нежности к объекту можно и нужно говорить только правду. И все эти чувства заставят вас выбирать правильные слова.Фильм “самоубийцы” – комедия о людях, которые решили свести счеты с disneyphoto: личный архив Евгений Стычкин

— Женя, кстати, что сейчас у вас в театре в глобальном смысле? Вы любовную сцену и играть много, но у меня не числятся ни в одном бизнесе…

— Да, последние пятнадцать лет, я не в состоянии, в любой театр. Это легче. Но я очень много играл в “другой театр”. Недавно мы выпустили спектакль на день Ивана Вырыпаева “Валентинов”. У меня есть идея “девушка и революционер” в театре “практика”. Я стараюсь не брать слишком много имен. Играть по двадцать спектаклей в месяц, несовместимы с остальной частью его жизни. И близко представления не желательно, потому что я люблю их, и мне будет грустно расставаться с ними. Неизбежно будет выборочным.

— Чем вы сегодня хотели бы сделать в театре? Что автор штрих к любой роли или жанра?

— Я хотел бы работать с большим жанре высокой трагедии великих классических произведений. Шекспир… греки… “классическое убийство”: Эдипы, Оресты, инцесты…” (улыбается.) Долгое время мои мечты ограничивались главным образом в одиночестве на сцене и справляться с ними. Я решил играть Павел Сафонов, “кроткой” значит, теперь вы должны сделать что-то кардинально изменится.

— Герой из “кроткой” Достоевского мучит и унижает женщину, сам пинту. Это, на мой взгляд, моральный садизм с мазохизмом…

— Я так не думаю. Он нормальный человек. Конечно, это произведение искусства, это метафора. Но если делать анализ каждой второй судьбы, и с точки зрения любви, отношениях, и о чем вы мечтаете, когда он пятнадцать лет, и что он, когда ему уже пятьдесят, мы найдем те же трагедии.

Но вижу, что выходит на экране и в театре? Комментарий?

— Они еще не начали ругать меня. (Улыбается.)

— Слышал, вы говорить на равных с дочкой, кто одиннадцать лет…

Я думаю, что люди всех возрастов должны общаться на одном языке. Его не надо настраивать и Сюсюкать с детьми или идиотами разговаривать со стариками. Это не поможет никому, только больно. Дети не глупее нас, и не меньше, чтобы понять и увидеть. А если принять во внимание тот факт, что они маленькие, говорят, и с ними только о Ириска, тогда вам никогда не будет дружбы.

— Мягкие у тебя папа?

— Нет. Я довольно жесткий и с детьми и людей в целом. Даже если они действительно не нравится, и будет жаль, когда ты так говоришь. С детьми это образовательный процесс. Главное — не путать жесткость с хамством. И с людьми, которые не раздражают конструкция Вселенной, где только с позиции силы. Единицы тех, кто готов услышать другой язык.

— Но в своем маленьком мире, что вас окружает этих редких людей. И детей воспитывали так, как я хочу их увидеть.

— Надо видеть сквозь ближайшие годы…

Но, конечно, можно судить, что она уже студентка…

— Да, старшая дочь Соня в двадцать лет и она учится на факультете журналистики в “Останкино”. Занимается политической журналистикой и написанием статей, где я половину слов не понимают, не говоря уже о тенденции и смыслы. (Улыбается.) Однако, младшая дочь Саша одиннадцать, и она играет концерты с оркестром под управлением Владимира Спивакова в большом зале консерватории.

— Генетика… Серьезно.

Да, действительно трудно”. (Улыбается.)

— Как часто вы видите детей?

Итак, пятнадцать человек за столом, можно каждые три-четыре месяца. И каждый сам за себя — все время. Идея поговорить за столом как отдельная часть жизни, возможность пообщаться, обсудить какие-то важные вещи мы имеем большое место.

— И о том, что другой деятельности у вас есть? И оно обеспечивает эмоциональную или физическую поддержку?

— Мне кажется, что художник обязан видеть, читать, писать. Нужно заполнить, иначе будет чем поделиться с общественностью. В Москве, у меня ни секунды свободного времени, поэтому я много путешествую, и когда я хожу, я могу ходить в музеи, читать, смотреть фильмы, слушать курсы. Интернет-это большой выбор курсов! Теоретически даже можно защититься и получить диплом. Например, в Оксфорде не был. И я слушаю много лекций по психологии и социологии.

— На Английском?!

— Конечно! Они также не будут для меня перевести.

— Вы так хорошо говорите на языке?

— Английский — Да. Я работаю в совместных проектах и много путешествовать. Говорить немного французский в школе и испанский. Когда игра в кино, где им приходилось выступать частично на испанском. Кроме того, отец был гениальным английском и испанском языках, и я хотел подойти к нему. Он начал изучать греческий язык, когда мы снимали в Греции на четыре месяца. Но в отличие от велосипеда, где мы учимся ездить в детстве, и тогда езда вся моя жизнь, язык, нужно жить, нужно говорить на нем. Так что теперь у меня есть греческий ресторан, вы можете заказать рыбу, чтобы признаться в любви, поблагодарить и попрощаться, все заканчивается. (Улыбается.)Ольга Сутулова – женой, другом, советчиком, и справедливо критиковать Sharlovskoe

Ваша любовь путешествие, чтобы узнать неизведанные места, или просто радость, связанную с приятными прогулки по европейским городам?

— В идеале, лучшее путешествие-это автомобиль и двигаться, двигаться, меняться местами, языков, кухонь. Пять или шесть лет назад Ольга путешествовала по Австрии в иностранной и сложные австрийский Режиссер, который хотел снять фильм с русскими актерами. Довольно быстро понял, что не нашли с ним и разбежались. В результате, мы собираемся быть свободным в месяц. Дети, которые были далеко, когда все было устроено для съемок, и мы были свободны. Забрал машину и проехал десять тысяч миль, в Европе — Австрии, Франции, Испании, на море, в горах, в общем, было чем-то вроде путешествия. И мы поняли, что для нас это лучший способ, чтобы перезагрузить, чтобы очистить.

— А другие увлечения: рыбалка, Коллекционирование, поделки — вы?

Профессия давно стала моей единственной страстью. Я вырезал из дерева, пять и двадцать лет, и я любил его. Почти все сделано, но она была сожжена в огне, и поскольку я больше резец и долото не касается.

Я знаю, что вы очень любите свою страну. Ольга в интервью, невероятно смешно рассказывал, как вы, что есть ответственность. Вы еще не начали ничего делать в огороде, и в саду, например, разводить-то?

— Нет, я ничего не надел. Но на самом деле, сад-лучший антидепрессант. Саду, дома дают ощущение крепости и стены, что вы защитите себя от мира, это ваше замкнутое пространство, место силы. Спокойствие, тишина, мечты…

Можете ли вы вспомнить о мечте, пятнадцать или двадцать лет?

— Нет, я не помню. Я думаю, что я не фантазер. Даже если вы знаете, что я был бы счастлив, и что все вокруг меня были счастливы. Он никогда не был сформулирован в определенной профессии, ни в богатстве, или жить в определенном климате или место на земном шаре. Ведь счастлив не тот кто богат, успешен или даже здорового, но просто кто-то умеет быть счастливым. И фигура здесь можете выяснить, как это происходит.

интервью, Ольга Сутулова, Евгений Стычкин

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.