Елена Панова: «я всегда думал, что я был некомпетентен»

Aктрисa рaсскaзaлa o тoм, кaк oн дoбился пeрвoгo успexa в кинo и встрeтилa свoeгo мужa-дирeктoрa

Eлeнa Пaнoвa зaпoмнилaсь зритeлям с пeрвoгo пoявлeния нa экрaнe. В сeриaлe Aлeксaндрa Митты «грaницa. Тaeжный рoмaн», oнa сыгрaлa сильную дрaмaтичeскую рoль. Труднo былo пoвeрить, чтo oнa всeгo двaдцaть три гoдa! Пoслe этoгo былo мнoгo другиx яркиx рaбoт. Люблю ee рукoвoдитeли и кoллeги, и зритeли. И oнa удивитeльнaя жeнщинa. Нo… пoчeму-тo нe нa пeрвыx стрaницax журнaлoв, вo всex видax тoп-листы, a пoтoму дaлeкo нe кaждый вoсxищaeтся ee рaбoтoй, вы дoлжны нeмeдлeннo нaзвaть ee имя.

— Лeнa, у вaс рaбoтaть и быть глaвoй сeмьи, нo oтeц и стaршaя сeстрa, рaбoтaeшь в свoeм Aрxaнгeльскe. Вы eдинствeнный, ктo oстaлся в Мoсквe. Этoгo никoгдa нe былo, или oни являются нaстoящими пoслeдoвaтeлями?

— Вы знaeтe, eсть люди, кoтoрым труднo пoкидaть привычныe мeстa, oни дeлaют тaкиe пoпытки, нo всe рaвнo вoзврaщaются. И мoй oтeц имeл вoзмoжнoсть oстaться в Мoсквe пoслe oкoнчaния Щукинскoгo училищa. Стaршaя сeстрa Янa-aктрисa, кoтoрaя тaкжe мoжeт бeз дoмa и в тeaтрe, oнa пoнялa, вoзмoжнo, дaжe бoльшe, чем я. Отец-художественный руководитель Архангельского молодежного театра, и он чувствует себя абсолютно комфортно, но я всегда хотел пойти. У меня было счастливое и интересное детство, но я чувствовал, что это не мой город. Я очень хорошо помню, что, когда вы идете в Москву, многие друзья говорили: «она вернется».

— Если тебе так не терпится уйти, потом прошла смена декораций и сюжета?

— О, нет. Я была настолько острой в период адаптации после поступления в школу-студию МХАТ, что первые несколько месяцев я пошел на Центральный Телеграф, чтобы позвонить домой, был в оцепенении. Но в какой-то момент я поняла, что я устала от внутреннего напряжения, и сказал: «думайте об этом как своего рода праздник. Домой ты всегда можешь вернуться, и теперь провести время с пользой и удовольствием, и учиться».

— Родители помогают с деньгами?

— Конечно! Папа отправил приличную сумму, и моя мать заботилась обо мне (они были разведены). Я оставил в трудное время, когда многие из нас уже давно не платили зарплату, а мама — преподаватель фортепиано, у которого тоже были проблемы с, но без денег у меня не было. Но я помню период, когда у меня почти всю одежду, ушел, потому что мы в общежитии пользовались в общине. (Смеется.) Пришло лето, и я поняла, что мне буквально нечего надеть на ноги. Кто-то дал мне свои ботинки, они игры покопаться в лифте, ходить было просто невозможно. Спасли, в свое время, был моим учителем выстрелов Дмитрий Брусникин «рассказы Чехова» с театральных художников и их учеников. Я получил гонорар и переходе на Пушкинской купил белые кроссовки. Это был очень элегантный. (Смеется.)

С родителями Виктора. и Жанна В., и сестра Анитт: личный архив Елены Пановой

— Лена, вы ездили в Москву, чтобы подписать контракт с любым из родителей?

— Нет, потому что все произошло внезапно. Отец, в театре, там был знак, что курс ГИТИСЕ у Андрея Гончарова. Я узнал, что видели в июле. И помню, как я лежал в кровати, на диване, слушая музыку, и вчера мама и говорит: «А вы знаете, что вы путешествуете по утрам?». Выяснилось, что запутался, что в июне. Из-за этой срочности, мама не смогла пойти со мной. Но она назвала мой двоюродный брат, мой дядя, и на всякий случай, даже дали адрес общежития курсы повышения квалификации для учителей. Я вышел из самолета и увядшие, хотя в Архангельске, думая о Москве, был очень храбрый. Но дяди не было дома. Соседка попросила, чтобы я оставила свои вещи. Я пошел в Щукинское училище. Там я увидел толпу яркие, я думала, талантливых людей, они громко говорили, читали стихи, пели, играли на гитаре. Я стоял в уголке глаза, и рассчитывается скромную девушку, которая, как ни странно, тоже пришли из Архангельска. Она сказала, что ее убежище прихожане близлежащей Церкви. Мы пошли с ней там, и мы действительно принимали его за женщина, но она была без нас очень близко. Я позвонил соседке, и она воскликнула: «Лена, что ты?! Приди ко мне, ты должен ждать, мой дядя». Через пару дней, он, наконец, пришел, и я услышал: «Лена, я не знаю, как вам помочь. Мне надо уехать на выходные. Но вы можете оставить вещи и приходите в понедельник». Я сказал: «Нет, Нет, нет. Я хочу пойти» — а потом было как в анекдоте: «что и чаю не пить?» Он сказал: «давай, Лена, многие Великие художники начинали этот путь». (Смеется.)

— У вас были хорошие отношения с дядей?

— По той или иной причине мы решили, что хорошая бабушка его очень любила. В провинции люди более простые и прямые. И у меня был телефон друзей, они ждали звонка, но я не решался их потревожить. Я встал и пошел в общежитие, для подготовки учителей, шел сильный дождь, и я прибыл туда очень влажный. Взяла на мне милость — ребенок пришел и забил за скромную сумму. Я жил с ними в течение трех дней, и бежал в Архангельск. (Смеется.)

— Тогда вам в первый год даже еще слушать?

— Пошли немного, но в школе Щукина так волновалась, что все поплыло перед глазами. В Московском художественном театре, а затем взял табака, и я узнал, что у меня ужасный акцент, это нужно исправить. На этой неделе, я жутко проиграл, так что не было стресса.

В детстве Лена была видел зеленые способностями: личный архив Елены Пановой

Что же спустя год он вернулся в Архангельск?

— Работал курьером у папы в театре. — И оставил меня, как котенка, играть унтер-офицерская вдова в «ревизоре». Ходили в театр, отец в Париже и получил свою первую тысячу долларов. Купил подарки для всех и себя. Помните рубашка вафельный изысканный бежевый, ботинки Док Мартенс и другие оригинальные вещи. И после первого года, Я ездил с театром моего отца в Авиньон на фестиваль. На следующий год я поехал в Москву заранее, папа отвез меня в общежитие Института культуры. Это было в непосредственной близости от входа в подъезд общежития в школе-студии МХАТ. Поэтому я сразу же пошел туда. И как только он ступит на порог, я поняла, что я не хочу идти — так мне там понравилось. Хозяин, конечно, был Олег Николаевич Ефремов, и учителей — Алла Покровская, Дмитрий Брусникин и Роман Козак. Я пропустил поездку на поездке, но конкурс был быстро остановлен, что я был уверен, что это ошибка. И вдруг, учителей, вышел, обзывали, в том числе и моя.

— Что это было?

Невероятно!!! Я знал, что случилось со мной, что-то уникальное, мечта, жизнь изменилась в корне. Но первый год было очень тяжело. Может быть, у меня были очень высокие требования к себе, все время думала, что я неумеха. Первая оценка, игра актеров была отличная, но я думал, что я положил его впереди. Также через год после окончания университета я стрелял в серии Митты «граница. Таежный роман». Ужасно переживала и ждала премьер-министра с чувством своей огромной ошибкой. А потом… успех. Но никто не узнавал меня, потому что я смотрел на жизнь проще, моложе. Лучшее, что я сумел сделать в «границе» из-за моих учителей. Первая Его Жена Алла Покровская. Кстати, моим партнером был Миша Ефремов, сын моего учителя.

Да, Ефрем играл в вашей жизни большую роль. Что ты помнишь о Олег Николаевич?

— Он в это время уже тяжело болен, но еще дала нам максимум внимания. Приходите на занятия первокурсников. Это было трогательно, что он искал, и вскочил, подбежал к нам, что-то знать. Помнишь нашу последнюю встречу в Мелихово. Нам пришлось играть в день два спектакля «бабье царство». После первого ели, гуляли вокруг отеля, было жарко и мы были изношены. Вдруг мы узнали, что он должен Олег Николаевич. С появлением игры в противном случае это будет звучать с каким-то новым пониманием. Он сказал, что позвонит нам в ближайшие дни, что он что-то сказать, но… встреча не состоялась, через три дня его не стало.

«Бой с тенью-2″ был для меняет жизнь Лены работы: она познакомилась со своим будущим могено из фильма «бой с тенью»

— После окончания школы, что вы воспользовались мат. Но несколько лет назад вы ушли из театра…

— У меня было немного жизни в театре и еще одну интересную роль, но не может чувствовать себя как дома для меня. Наверное, с моей стороны, не хватало фанатизма, когда актриса обязательно нужен театр, независимо от того, где ее судьба есть. Для меня важно не присутствие, и профессионального роста. Я довольно рано начал снимать, и иногда предпочитал кино. До последнего у меня был разговор с Олегом Павловичем Табаковым, и он был хорош. Но потом я родила ребенка, и восстановить свое пребывание в театре, чтобы спросить о чем-то, хотя я не имел возможность и желание. Но если бы мне предложили интересную роль, я бы отказался. И сегодня, для меня это не так реально. Хотя этот человек говорит мне: «Ты художник должен быть в театре».

— Чем занимается ваш муж, если он при таком понимании говорят о вас?

Мой муж-Режиссер Антон Мегердичев. (Улыбается.) Я думаю, что он уникальный инструктор, потому что он пришел в кино с телевидения, и никогда не останавливается внутренне, все время учится. Такое ощущение, что он всегда был в пленке, так приятно и интересно быть на поле.

— Появились чувства, поначалу работали вместе?

— Нет, это не было любовью с первого взгляда. (Улыбается.) Мы познакомились на фильме «бой с тенью-2″, так что я играл в фильме «Темный мир». Это было только при работе с «метро» понятно, что мы будем вместе.

Человек много снимает, конечно, он может нравится как актер. Но критика-это он?

— Он всегда был искренен и прямо говорят в своем уме. Для меня это дорого. Я всегда спрашиваю его совета по предложениям. В общем мнение Антона главное, однако, заключается в том, что у нас есть несоответствие творческой должности. Я был счастлив от этого, после того, как видел «дуэль», он сказал, ему понравился результат, и я в нем.

На съемках картины «время первых» с Константином Хабенским и Евгением, Mironovitch: личный архив Елены Пановой

— Какой фильм вы считаете действительно твой первый?

— «Мама» Дениса Евстигнеева, хотя у меня появились только в начале фильма, потому что героиня Нонны Мордюковой в молодости. Но это было замечательно. И здесь был масштаб — пресс (смеется), железнодорожный вокзал, есть ощущение, что я в кино, что идет отсюда. Для меня, студента третьего курса, это было событие. К тому же Нонна Викторовна, она выбрала меня.

— Как именно это произошло?

— Меня пригласили на прослушивание, и сказал, что там придется играть героиню Мордюковой в молодости. Помню, я ходил в колледж и спросил: «я похож Мордюкова?», и я почти все сказали: «нет». Я стоял перед зеркалом и пытался увидеть ее в своем отражении. И убедил себя. Просто поняла, что если ты улыбаешься, ты не похожа на нее, но если вы видите высокого, слегка опустив голову, так что схожесть есть. После фотосессии Дэннис спросил у меня: «Лена, что ты так серьезно? Почему не улыбнуться?» Я сказал: «хорошо» и никогда не улыбался. А Нонна Викторовна, как на фото, и сказал, «я молодой». Помнишь, как я познакомил ее. Мы пошли в какой-то ангар, Нонна Викторовна сидела на стуле, я подошел к ней поздоровался и стоял, ухмыляясь, потому что это было невероятной удачей. Она спросила меня о чем-то в жизни и сказал: «хорошая девочка. Давайте улыбаться». В конце концов, в эпизоде, в котором Андрей бутерброд постановление прыгать в поезд, я стою и улыбаюсь.

— Как родители вашего доступа в школу-студию МХАТ и тогда ваша работа?

— Во-первых, папа сдержанно отношусь, но сейчас гордится мной, шутил, что появилась наконец-то отец Елены Пановой. В Архангельске, он является известным человеком. Но даже для родителей он абсолютно был и остается счастье и радость. Мама собирает фотографии и вырезки из прессы. С точки зрения обывателя, что случилось со мной, много магии — сразу открылась невероятная возможность: в школу-студию МХАТ, Олег Ефремов и других знаковых преподавателей, и МХАТ, и записи здесь и за рубежом, фестивалей. В начале было светлым и многообещающим. У меня даже есть предложение поехать учиться за границу, но думал, что только русский театр сделать из меня художника. Может, по-другому, я не был подготовлен, не был на все готов, чтобы добиться успеха. Чтобы соответствовать всем атрибутам успеха, с моей «любовью» к интервью и всеобщей оглаской, это трудно для меня.

Вместе с мужем, актером Антон Мегердичев. Сейчас у пары уже есть две дочери – Марианна и Litigandi Авраменко

— Лена, как вам удалось за несколько месяцев без перерыва играть с маленькой дочкой, и даже в экспедиции?

Теперь Лида одиннадцать месяцев, и в экспедиции фильма с рабочим названием «мать Лауры:» я пошел с ней четыре месяца назад. В гостинице-Залесский и Ярославль, мы ехали на микроавтобусе большой компанией: со старшей дочерью, сестрой, матерью и помощницей. У нас был просторный, красивый дом на берегу озера. Дети любят воздух, и мы наслаждались красотой. Я просто влюбилась в эти места. У меня был час на обед, я пошел домой, чтобы покормить дочь, и выходных почти нет. Но, несмотря на все трудности, помните расстрел как замечательное время. И с маленькой Mariasha мне удалось сделать это.

— Что было самым ярким и интересным в фильме «первый раз»?

— Первым директором стал Юрий Быков, как я снялся в фильме «дурак» в небольшую, но значительную роль. Он писал другой линии — серьезная, драматическая история, женам с их отношений. Я играю жену Беляев — герой Хабенского. Мы начинаем снимать, поэтому производители изменили взгляды, они сделать больший акцент на бегу, и многие уехали. Но в любом случае, желаю проекту успеха, потому что сюжет неплохой и актеры. Но если вы спросите меня о моей роли в фильме, отвечу одной фразой: «я есть». (Смеется.)

— Чтобы у детей не отупел желание работать?

— Для меня материнство-это, наоборот, стимул, стимул, это дает силы. Кроме того, только в пробках, я успеваю сделать многое. Я должен признать, что мне повезло — обе девочки очень спокойные на ранних стадиях, мне не хватает бессонных ночей. В нашей профессии, нет шаблона, это всегда чудо. Поэтому, когда есть достойное предложение пойти и работать.

— У тебя есть старшая сестра. А ты хотел дочери?

— С моим первенцем, меня не волновало. Второй раз, я подумал, что было бы здорово иметь сына, хотя он знал, что иметь сестру-это здорово. Мы договорились с человеком, что дочь зовут Лидия. И вдруг я понял, что если это мальчик, так что не будет Лидия? Меня охватывает необъяснимое чувство тоски. В конце концов, у нас была маленькая девочка, и я бы не изменить его, даже для десяти мальчиков. (Смеется.) Я постараюсь больше времени уделять старшей дочери, потому что Марианна ведет на протяжении всех четырех лет. Очень важно не чувствовать себя обделенными, я не думаю, что что-то изменилось в отношении к нему с появлением сестры. И человек, и я сделаю все для этого.

«До моего мужа, я не люблю», — смеется Елена Провато: Сергей ли

— Архангельск — Север, холодное море, мало лета. Что я помню из детства о природе, зима, праздник?

Зима, мне не нравится. Ну, когда жарко, и снег, но при запуске в холода и думая о том, где, чтобы получить приют, страшно. И учитывая то, что я ходила на уроки танцев на первом автобусе, а потом пошли на ярмарку, где их ждут трамвай, который шел как следует, несколько раз у меня были замороженные пальцы рук и ног. Иногда в сильный мороз мать, сжалься надо мной, вызвал такси. И несколько раз, я отправился со шкатулкой в руках, потому что трамваи не звонил из автомата с упора, и мать направилась в мою сторону. Она рассмеялась и назвала меня немного Ломоносов.

— Раздельное проживание родителей не влияет на ваше взаимодействие с папой?

— Мать является уникальным в том смысле. Она не проявила никакого негатива по отношению к папе, наоборот, вспомнить ее легкость, ирония, понимание. Но в десяти или одиннадцати, и мой отец не мог общаться в течение двух лет. Я бы ему больше внимания, я заплатил, и он подумал, что сама дочь должна стремиться к отец, цитируя Жванецкого: «дети должны следить за полетом отца…». (Смеется.) Когда я сказал ему: «отец, ты и у меня не было ни одной задушевной беседы.» Это правда. Он невероятно яркий, интересный человек, общаться с ним-это всегда праздник (смеется), но, чтобы поесть вместе, миску супа, чтобы сидеть, чтобы убедиться, чтобы быть спокойным, и я ему сказал: «мне нравится мальчик, как быть?» — этого не было.

— В каком возрасте вы можете вспомнить свой романтический опыт?

— Но я хочу сказать, что до моего мужа я не люблю. (Смеется.) Нет, конечно они были. А теперь вспомните тех, вы знаете, что молодой человек мог захватить мое воображение. Это было интересно для меня, чтобы думать о нем, ждет неожиданная встреча, но не скажу, что это очень интересно. В подростковом возрасте, моя подруга влюбилась в мальчика. Я думаю, что мы просто не имеют ничего общего (смеется), и мы придумали общее дело. Однажды сидел всю ночь в его квартире. Но, честно говоря, я даже не могу вспомнить его имя.

Но Антон, тебе уже достаточно много лет сознательной молодой жизни. Я не был серьезным или жить романы?

— Да, у меня были серьезные отношения. Но сейчас я не хочу помнить: все в прошлом, было только подготовкой к моей сегодняшней жизни.

интервью с Еленой Пановой

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.